Вы сейчас просматриваете <strong>Развивающий маршрут — пришел особый ребенок</strong>

Развивающий маршрут — пришел особый ребенок

Особый ребенок развивается по тем же законам, что и обычный, но развитие его может проходить в своем темпе и иметь свое своеобразие. Как правило в семье не возникает вопросов относительно маршрута нейротипичного ребенка: кружки, детский сад, школа. В семье же особого ребенка возникает много вопросов куда пойти, какие специалисты нужны чтобы поддержать развитие ребенка, сколько требуется часов таких занятий? То есть возникает вопрос об индивидуальном маршруте ребенка. 

Качественный маршрут всегда содержит в себе конкретные цели ребенка, опередить которые невозможно без диагностики. 

О важности комплексной диагностики мы поговорили с Юлией Тарасовой, руководителем проекта Дети.pro плюс.

— С какими группами детей сейчас идет работа?

— Мы ведем группу детей младшего школьного возраста  6-9 лет. Часть из них еще не ходит в школу, кто-то пошел совсем недавно. В этом случае специалисты «Дети.pro плюс» выполняют роль тьюторов, т.е. сопровождают ребенка и помогают ему контактировать с окружающим миром.

— То есть, индивидуальный подход к каждому подопечному?

— Без этого никак. У всех детей в группе разные особенности, ограничения, возможности. Семьи, в конце концов, тоже разные. Наша задача состоит в том, чтобы помочь ребятам максимально раскрыть свой потенциал. Поэтому в проекте особое внимание уделяется диагностике развития. Мы используем диагностический комплекс, который как правило состоит из трех обязательных методик и нескольких дополнительных – для каждого ребенка дополнительные методики подбираются индивидуально.

Первая методика, которую мы используем – это шкалы-опросники — Кентская шкала оценки развития младенцев  KID и шкала оценки развития ребенка RCDI. Эти методики широко применяется в европейских странах: Нидерланды, Испания, Чехия, Венгрия. В результате получаем информацию о психологическом возрасте ребенка в разных областях, «профиль развития». Данная методика еще удобна тем, что она реализована как программа для ПК, все срезы сохраняются в программе, а значит, можно отслеживать изменения. Опросники, конечно, несут долю субъективизма, но мы наблюдаем за своими подопечными и со временем понимаем их все лучше. 

Также мы используем метод игровой педагогики (Има Захарова, Елена Моржина) для качественной оценки уровня развития ребенка. При этом понятие «игра» в данной методике подразумевает не классическое понимание, а любую активность ребенка от рождения. Так как понимание психологического возраста не всегда дает идеи во что и как играть с ребенком, данная методика позволяет с одной стороны проверить данные шкал KID/RCDI качественным методом, а с другой – определить актуальные игровые смыслы ребенка и подобрать индивидуальный игровой план. Также важно определить, что возможно было пропущено ребенком в его развитии и вернуться в этот этап  «доиграть» пророщенное. 

Самое пристальное внимание наши специалисты обращают на навыки коммуникации и общения. Этот аспект очень важен для жизни ребенка. Третья шкала, по которой мы изучаем детей, так и называется – Матрица коммуникаций. Как ребенок взаимодействует с миром? Как можно общаться с ним? На каком «языке» взрослый отвечает ребенку.

 —  А какие есть способы коммуникации? С помощью, например, карточек, да?

— «Карточки», точнее сказать графические средства коммуникации — это только одна из возможных модальностей альтернативной и дополнительной коммуникации (АДК), то есть коммуникации без использования речи или с дополнением (предметами, символами, жестами)  Многие подразумевают под АДК именно графические символы. Но есть дети, у которых еще не сформированы причинно-следственные связи, они еще не осознали суть обмена вроде «я тебе карточку – ты мне яблоко». На этом уровне корректнее будет использовать конкретные предметы, объемные фигуры-символы, например: «синяя чашка – пить», «башмак – гулять», и быть внимательными к движениям глаз, тела, ритму дыхания, всевозможным телесным реакциям.

Наша задача – понять, на каком языке общаться с конкретным ребенком, на какие сигналы он способен дать ответ.

Чтобы лучше понимать уровень ребенка, в том числе коммуникативный, нам важно также знать как ребенок видит и слышит. Допустим, он не говорит – но слышит ли? Если нет возможности получить медицинское заключение, используем психолого-педагогическую диагностику зрения и слуха.  Если у нас остались вопросы по сенсомоторному развитию можем использовать таблицы Эрнст Й. Кипхарда для уточняющей диагностики. Если имеем дело с ребенком, у которого сформированы восприятие, внимание, мышление, память и прочие высшие психические функции можем использовать шкалы оценки когнитивного развития, например тестовые батареи Кауфмана. Последние примеры относятся к дополнительным методам диагностики, которые мы используем индивидуально по необходимости, чтобы точнее понять ребенка.

— Получается, что фокус внимания направлен на диагностику развития?

Мы убеждены, что все дети способны учиться и развиваться. Чтобы максимально способствовать раскрытию потенциала ребенка, важно, как можно подробнее изучить его психическое развитие. Конечно, основным методом изучения детей является метод наблюдения, но только наблюдений недостаточно чтобы понять всю сложность устройства психики ребенка. Приведу пример.

Вот есть мальчик, ему 8 лет, есть ряд диагнозов, а том числе интеллектуальное снижение, речи нет. Ребенок самостоятельно ходит, ест, играет. Наблюдая за ним, мы видим, что преимущественно ребенок занят стереотипными движениями, перемещается раскачиваясь, ищет вестибулярных ощущений. Любимая игра – прыгать на мяче. Какие выводы вы сделаете из таких наблюдений? Как и с какой целью проводить коррекционную работу, что попытаться развить вместе с ребёнком? Сможете ли вы из наблюдений понять, что ребенок умеет читать? И даже печатать слова и фразу без ошибок? Что справляется при определенных условиях с довольно сложными логическими заданиями? Как видите вопросов много. И чтобы получить целостную картину развития ребёнка, важно систематизировать все наблюдения, в отдельных случаях провести эксперимент, чтобы получить недостающие данные.

— Итак, данные собраны. Что дальше?

— Дальше происходит анализ всех собранных данных экспертной группой проекта. Так как без анализа эти данные всего лишь цифры и не дают полной картины по маршруту ребенка. В экспертную группу в проекте входят специалисты по социально-бытовой адаптации, которые сопровождают ребенка в группе, психолог, дефектолог, логопед, и другие специалисты, которые работают с ребенком. Предварительный анализ полученных диагностических данных осуществляют совместно психолог проекта и специалист по социально-бытовой адаптации. Они намечают примерные цели развития и предварительные шаги по достижению поставленных целей.

Далее уже совместно с остальными специалистами проекта происходит обсуждение полученной программы, вносятся корректировки по необходимости, определяется план участия каждого специалиста в достижении конкретной цели. В идеале все сотрудники проекта работают сообща над целями ребенка. На последнем этапе происходит оценка полученной программы относительно наличия ресурсов в проекте, , текущей жизненной ситуацией в семье. И наконец выбираются наиболее важные и, главное, реалистичные цели. Все, процесс запущен. 

— Сколько времени занимает проведение диагностики для каждого ребенка? 

— Первичная оценка занимает не менее двух недель. В ней участвуют специалист по социально-бытовой адаптации, психолог и/или дефектолог  проекта. Еще две недели потребуются на анализ полученных данных, формирование индивидуальной программы, подготовку проверочных чек-листов для специалистов проекта. Также мы разрабатываем чек-листы для дома, согласуя с родителем посильный объем задач. Таким образом, весь цикл диагностики и составления программы занимает не более 1 месяца. Чек-листы пересматриваются ежеквартально, также ведутся листы наблюдения, куда вносятся появившиеся у ребенка новые навыки (здесь же мы записываем, если случился регресс. Не всегда развитие идет только вперед). Еще у нас каждый день проходят мини-совещания, «пересменки»: на которых мы обсуждаем текущий день, занятия с детьми и договариваемся о планах на следующий день. По необходимости вносим изменения в чек-листы и программы развития. 

Сейчас мы структурировали весь процесс и для присоединившихся к проекту детей диагностика может занимать меньше времени.

В 2021 году проект «Дети.про плюс» вошел в число победителей конкурса грантов «Москва – добрый город». Проект реализуется в рамках конкурса грантов «Москва — добрый город» Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы.